К симонов убей его стих

Закрыть ... [X]

Если дорог тебе твой дом,
Где ты русским выкормлен был,
Под бревенчатым симонов потолком,
Где ты, в люльке качаясь, плыл;
Если дороги в доме том
Тебе стены, печь и углы,
Дедом, прадедом и отцом
В нем исхоженные полы;
Если мил тебе бедный сад
С майским цветом, с жужжаньем пчел
И под липой сто лет назад
В землю вкопанный дедом стол;
Если ты не хочешь, чтоб пол
В твоем доме немец топтал,
Чтоб он сел за дедовский стол
И деревья в саду сломал…
Если мать тебе дорога —
Тебя выкормившая грудь,
Где давно уже нет молока,
Только можно щекой прильнуть;
Если вынести нету сил,
Чтоб немец, к ней постоем став,
По щекам морщинистым бил,
Косы на руку намотав;
Чтобы те же руки ее,
Что несли тебя в колыбель,
Мыли гаду его белье
И стелили ему постель…
[Если ты отца не забыл,
Что качал тебя на руках,
Что хорошим солдатом был
И пропал в карпатских снегах,
Что погиб за Волгу, за Дон,
За отчизны твоей судьбу;
Если ты не хочешь, чтоб он
Перевертывался в гробу,
Чтоб солдатский портрет в крестах
Снял фашист и на пол сорвал
И у матери на глазах
На лицо ему наступал…
Если жаль тебе, чтоб старик,
Старый школьный учитель твой,
Перед школой в петле поник
Гордой старческой головой,
Чтоб за все, что он воспитал
И в друзьях твоих и в тебе,
Немец руки ему сломал
И повесил бы на столбе.]
Если ты не хочешь отдать
Ту, с которой вдвоем ходил,
Ту, что долго поцеловать
Ты не смел,— так ее любил,—
Чтоб фашисты ее живьем
Взяли силой, зажав в углу,
И распяли ее втроем,
Обнаженную, на полу;
Чтоб досталось трем этим псам
В стонах, в ненависти, в крови
Все, что свято берег ты сам
Всею силой мужской любви…
Если ты не хочешь отдать
Немцу с черным его ружьем
Дом, где жил ты, жену и мать,
Все, что родиной мы зовем,—
Знай: никто ее не спасет,
Если ты ее не спасешь;
Знай: никто его не убьет,
Если ты его не убьешь.
И пока его не убил,
Ты молчи о своей любви,
Край, где рос ты, и дом, где жил,
Своей родиной не зови.
Если немца убил твой брат,
Пусть немца убил сосед,—
Это брат и сосед твой мстят,
А тебе оправданья нет.
За чужой спиной не сидят,
Из чужой винтовки не мстят.
Если немца убил твой брат,—
Это он, а не ты солдат.
Так убей же немца, чтоб он,
А не ты на земле лежал,
Не в твоем дому чтобы стон,
А в его по мертвым стоял.
Так хотел он, его вина,—
Пусть горит его дом, а не твой,
И пускай не твоя жена,
А его пусть будет вдовой.
Пусть исплачется не твоя,
А его родившая мать,
Не твоя, а его семья
Понапрасну пусть будет ждать.
Так убей же хоть одного!
Так убей же его скорей!
Сколько раз увидишь его,
Столько раз его и убей! If the roads you your house,
Where have you been vykormlen Russian,
Under the timbered ceiling,
Where are you rocking in the cradle, floated;
If the road in the house
Thee walls and corners of the furnace,
Grandfather, grandfather and father
It trodden floors;
If you have not lovely garden
On May flowers with bees buzzing
And under a lime tree a hundred years ago
In the land of his grandfather in his tracks the table;
If you do not want sex
In your home German trampled,
So he sat down at the table grandfather
And the trees in the garden broke...
If you value your mother -
You bring up the chest,
Where milk is long gone,
Only you can snuggle cheek;
If you do not have to endure forces
To the Germans, it became quartered,
Wrinkled cheeks beat
Spit on hand winding;
For the same hands it
What carried you to the cradle
Gad washed his underwear
And Staley his bed...
[If you have not forgotten her father,
What swung your arms,
That was a good soldier
And lost in the Carpathian snows,
What killed the Volga, across the Don,
In the homeland of your destiny;
If you do not want him
I turned over in his grave,
That soldier's portrait in a cross
He took off a fascist and plucked on the floor
And his mother's eyes
On the face of it there came...
If you pity the old man,
Old school teacher yours
Before school in a loop hung
Proud old man's head,
That for all that he has brought
And your friends and you
The German broke his hands
And would hang on a pole.]
If you do not want to give
Tu, which went together,
The one that long kiss
Do not you dare - loved her so much -
To the Nazis it live
They took power by holding in the corner,
And they crucified her way,
Naked on the floor;
To get these three dogs
The moans, hatred, blood
All that you yourself holy Beach
All the power of man's love...
If you do not want to give
German with his black gun
The house where you have lived, his wife and mother,
All that we call home to -
Know that it will not save anyone,
If you do not save it;
Know that no one would kill,
If you did not kill.
And while he was not killed,
You keep quiet about his love,
Edge, where you grew up, and the house where he lived,
Do not call their homeland.
If the Germans had killed your brother,
Let the Germans killed a neighbor -
This brother and your neighbor revenge,
And you do not have an excuse.
For a stranger do not sit back,
From someone else's rifle is not revenge.
If the Germans had killed your brother -
It was he, not you soldiers.
So kill the Germans, that he,
And do not you lay on the ground,
Not in your home to moan
A dead in his standing.
So he wanted to, his fault -
Let burn his house, not yours,
And let not your wife,
And let it be a widow.
Let not your isplachetsya,
And his mother has given birth,
Not yours, and his family
Let will wait in vain.
So kill the at least one!
So kill him as soon!
How many times did you see him,
So many times, and kill him!

Смотрите также:


Источник: http://songspro.ru/10/Konstantin-Simonov/tekst-pesni-Ubey-Fashista


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Константин Симонов Убей его Стихи Открытки с днем рождения на турецком язык


К симонов убей его стих К симонов убей его стих К симонов убей его стих К симонов убей его стих К симонов убей его стих


ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ